garnaev (garnaev) wrote,
garnaev
garnaev

Categories:

АМЕРИКАНСКИЕ ДРУЖБАНЫ: Martin Savidge, Barry Wilmore

«Откуда у тебя такой свободный английский?» – этот вопрос на протяжении всей жизни автору доводилось слыхать частенько. Самый сокровенный ответ: и инглиш лэнгвидж, и родной русский язык он начал изучать во младенчестве одновременно!
Именно в 1960-м, году рождения младшего сынка Сашеньки – его отец Юрий Гарнаев получил задание в качестве шеф-пилота отечественной делегации освоить американские вертолёты Вертол V-44 и Сикорский S-58, подаренные президентом США Дуайтом Эйзенхауэром якобы для «личного использования» главе Советского государства Никите Хрущёву. В реальности же группа наиболее квалифицированных авиастроителей была командирована на учёбу в Америку, а после освоения там этой матчасти – вся техника в СССР попала к испытателям и инженерам-конструкторам нашего минавиапрома для детального изучения и репликации технологий.
Цикл американских командировок не оставил сомнений у бывшего гулаговского зэка Юрия Гарнаева в неотвратимой перспективности максимального изучения американского опыта, технологий, английского языка. Он начал регулярные домашние занятия с репетитором – а его маленького сынка, словно таинство, необъяснимо завораживали эти уроки… часами мальчонка втихаря просиживал под столом в гостиной, пялясь на папины коленки, и магически прислушиваясь к прононсам странных неродных звуков и слов.
В те же 60-е годы очаровавший-было (по поручению Жуковского горкома КПСС) министра культуры СССР Екатерину Фурцеву артистичный жгучий брюнет, мужественный красавец-испытатель Юрий Гарнаев – пробил через неё создание в родном городе Жуковский одной из самых первых в Московской области спец.школ с изучением английского языка с первого класса! Именно в эту школу и пошёл первый раз в 1-й класс его сынок Сашенька… правда, к тому моменту его папа уже разбился в полёте при выполнении государственного задания.
Но на первом курсе ВВАУЛ состоявшееся ранее языкознание курсанта Гарнаева было тайной – ровно до тех пор, пока на кафедре «ин.яз…» в Армавирском высшем военном лётном училище его ни запомнили и ни «раскололи»-таки преподы, уличив в массовой сдаче зачётов-экзаменов за старшекурсников (путём отгибания в зачётках скрепок и перестановки страничек: 1-й с фото и 2-й – с Ф.И.О.) Суровое армейское наказание ему тогда было заменено на «сделку»: вместо ординарного курсантского долбежа, все его уроки английского затем посвящались индивидуальным заданиям – тех.переводам и составлению новых методических пособий. Уже тогда, в «махровом» СССР, это занятие вечно голодному армейскому учлёту (денежное содержание курсанту выплачивалось в размере 7руб. 50коп.) начало почтовыми переводами официальных авторских гонораров приносить доход, ощутимый при походах в военторговский буфет (кефир с творожным сочником = 20 коп.) –за статейки на английском, публиковавшиеся аж в советских военных спец.журналах… Самый первый авторский очерк так и назывался “My First Solo Flight”.
Живо вспоминается старшая преподавательница той кафедры, в сердцах восклицавшая с драматичной жестикуляцией: «Александр, ну как же Вас угораздило поступить сюда с такими-то лингвистическими способностями?!»… а на мой ответ: «Я хочу быть лётчиком!» – следовал лишь трагический возглас с картинным заламыванием своих рук: «Да о чём Вы говорите!?!»
В полковые годы офицерской службы в ВВС СССР эта тайна обратилась уже в личный супер-секрет: неуёмное служебное рвение со старлейских лет привело автора в спец.группу лидерного истребительного авиаполка из сверх-секретных летунов, получавших режимный допуск по самой наивысочайшей форме и проходивших особые тренировки по применению с одноместных ястребков таких видов вооружения – что, не говоря уж про технические моменты, сам этот факт представлял строжайшую гос.тайну. Тогда (без сарказма – спасибо!) полковой особист, обязанный знать всё про всех, по-доброму сочувственно втихаря посоветовал: забыть не только английский язык, но и сам факт его изучения за нормированными рамками ВВАУЛ – дабы ни оказаться при очередной проверке лишённым спец.допуска как потенциальный перелётчик. «Вход – рубль, выход десять!»… таковой факт во времена СССР враз перечеркнул бы все мечты о Школе лётчиков-испытателей.
Но остановить жажду познания было уже невозможно: как абсолютно немыслимо вообще для любого homo sapiens (но не всякого – а именно разумного!) заставить себя без внешнего оглушающего воздействия вдруг-враз поглупеть… после того, как с трудом удаётся чрез мучения познания переступать вверх по ступенькам интеллектуального развития. Приходилось тщательно конспирироваться: прятать в опечатанной квартире коллеги-летуна, забронировавшего её в закрытом военном городке на период дальневосточной службы, иностранные авиажурналы и книги, магнитофон с лингафонными записями и коротковолновой радиоприёмник. Время для занятий ущипывал как правило со 2-й «гаражной» части «послеполётных разборов» – когда, после 3-4-й дозы спиртяшки под закуску из квашеной капустки и сух.пайков из лётной столовки, зверь-комэска ослаблял бдительность: «Сегодня с нами ты не пьёшь, а завтра Родину предашь!» Тогда можно было смотаться-поучиться, перебарывая повседневно угнетавшее чувство вины – вроде как ещё не пойманного изменника, но которого вот-вот изобличат…
Поступив в испытатели, развил свой уровень тех.перевода уже до совершенно профессионального – публикации в журналах «Зарубежное военное обозрение», «Лётные испытания за рубежом» и др… шли потоком, а именитые начальствующие авторитеты пачками с радостью заимствовали себе авторство и соавторство! Это при том, что строгие режимные ограничения и угрозы продолжали действовать во-всю: даже в кавказских горнолыжных отпусках дозволялось брать путёвки в приэльбрусскую воен-турбазу Минобороны «Терскол», а вот в соседнем пёстро-туристском «Чегете» в том же Баксанском ущелье – нам уже жить было нельзя: там, того и гляди, вражеские шпиёны могли завербовать нас-секретоносителей и/или хитро выведать нашенские военные тайны…
Посему не удивительно, что когда с 1988-89 годов прошлого века вдруг лавинообразно произошёл официальный открытый прорыв отечественной боевой авиатехники на мировой рынок – то поначалу гонять-демонстрировать её по зарубежью было совсем почти некому: отечественные баловни из института военных переводчиков не могли даже физиологически переносить боевое летание, а взращённые под железным занавесом советские военные летуны ни только не владели иностранными языками, но шарахались от такового «непатриотичного» познания, как от чумы. Мы-испытатели поначалу брали для международных полётов на боевой технике в задние кабины двухместных спарок арендованных в ЦУМВС МГА гражданских штурманов-лидировщиков… Вот в этот-то период и настал для автора его звёздный час – он с его языкознанием и лётными проф.навыками оказался востребован «на разрыв» самыми разными отечественными авиастроительными и военными ведомствами.
Затем более 25 лет (четверти века!) автор по заданиям своего Отечества в самом широком спектре активно развивал советско/российско-американские авиа-связи!… Мы делали это со всей душой, обрели самых искренних друзей!!! И мы на своей Родине, и наши друзья в своём заокеанском Отечестве прошли долгими трудными путями длиной в Жизнь – и мы, и они, служа верно и беззаветно своим государствам, добились наивысших профессиональных регалий. К чему же мы пришли?… На что теперь нам политиканы предлагают разменять свою искреннюю дружбу, человеческое достоинство, простую людскую порядочность и нашу честь???
1991. МАРТИН СЭВИДЖ (Martin Savidge)

В свои самые первые европейские и американские командировки нам довелось летать, гордо неся на комбинезонах герб Советского Союза. Наша бурная профессиональная деятельность всегда отражала всё противоречивое буйство истории своего Отечества.
В один из таких перелётов для участия в североамериканском туре авиашоу наша группа от ОКБ Микояна в составе пары МиГ-29 и сопровождающего Ил-76 приземлилась 20 августа 1991 года в Аляске близ Анкориджа – на центральной базе тихоокеанского авиа-крыла США Элмендорф. Прямо у стремянки нас встретил американский трёхзвёздый генерал МакИнерни, но вместо ожидаемого приветствия вежливо и твёрдо выразил сожаление в связи с официальным запретом Государственного Департамента Соединённых Штатов Америки на продолжение наших дальнейших полётов над территорией Северной Америки – в связи с попыткой свержения власти Президента СССР так называемым «Государственным Комитетом по чрезвычайному положению» (ГКЧП): «…непонятно, кого теперь Вы представляете?!» – было неясно и для них, и для нас. Все были в шоке!
На военной авиабазе нас с радушием накормили, тут же заправили наши самолёты, дали пару часов отдохнуть… и мы в тот же день помчались обратно в Москву. За те проведенные в Элмендорфе считанные часы окружавшие нас рядовые американцы всеми возможными способами выражали душевное сочувствие, всячески старались нас поддержать! Не понимая (как и мы) происходящего, они чистосердечно стремились проявить максимум внимания и участия, готовы были выполнить в эти несколько часов всё возможное, чтобы хоть в чём-то помочь, сделать каждому из нас хотя бы что-нибудь приятное (мне подарили маленький плеерок-приёмничек, по которому на пути назад во всех промежуточных аэродромах шарил широковещательные радиооволны в стремлении хоть что-то узнать, понять происходящее). Кому-то из нашей делегации (далеко ни одному и ни двум-трём) в частных беседах разъяснили: в такой момент каждый желающий остаться может тут же получить защиту Американским Законом – сразу, как только он хотя бы устно очно выразит желание на получение политического убежища. Каково же было изумление – но отнюдь не столь американцев, сколь нашенских погранцов и таможенников, которые встретили нас обратно в Анадыре в полном составе… никто из всей нашей делегации так там и не остался!
Затем была сумасшедшая гонка обратно в Москву, а всего через неделю опять в Америку – только теперь уже нас как официальных представителей новой России… Но мы это всё политиканство всерьёз тогда не воспринимали, и гербов СССР с лётных комбезов не спарывали. Там же в Элмендорфе мы впервые встретились с молоденьким, очень сметливым репортёрчиком одного из местных телеканалов TV-8 штата Огайо – Мартином Сэвиджем. Он подкупил нас самой искренней доброжелательностью и своим восторженным авиа-энтузиазмом, вкладывавшимися в каждую его телепередачу про нас. У огромной американской зрительской аудитории ажиотажно вспыхнул неподдельный интерес к его весьма содержательным репортажам – они тут же стали ретранслироваться в широкой сети федеральных каналов США и Канады.
Мы тогда Мартину «забронировали» место на сопровождающем Ил-76, он летал с нами по авиашоу от Аляски до Техаса, от восточного до западного побережья, и покорял съёмками нас, наших полётов и своими историями про них всю Америку. Мы с ним очень душевно близко сдружились семьями на всю жизнь – и этой дружбе теперь уже без малого треть века! Его талант быстро вознёс на самый верх масс-медиа США, но даже став одним из «якорных» топ-ведущих Всемирного новостного канала CNN, он продолжает регулярно мотаться по всему Земному шару и периодически вести самые разные горячие телерепортажи. Они с очаровательной супругой Блис навещали нас в Москве, и даже 25 лет спустя, уже как дальнемагистральному капитану Аэрофлота в своих американских рейсах в Майами мне удавалось улучить времечко, проведать его семью в штате Джорджия. Мы продолжаем поддерживать нашу дружбу поныне – вот уже и наши выросшие дети к нам «подтянулись»: Мартин освещал доклады моей дочери Маши на международной кибер-секьюрити конференции компьютерщиков в Атланте… И никакое грязное политиканство – нам не помеха, у истинной дружбы нет границ!
1993. БЭРРИ УИЛМОР (Barry "Butch" Wilmore)
В 90-е годы на основании официальных Поручений правительств РФ и США в строго симметричной форме, с точно выверенным количеством множества взаимных полётов на самых разных типах летательных аппаратов, мы организовывали и проводили целый ряд совместных программ для обмена опытом и методиками проведения лётных исследований по линии Школы лётчиков-испытателей с таковыми же заведениями в Европе и Америке: International Test Pilots School (ITPS), Французским лётно-испытательным Центром в Истре, Королевской Test Pilot School в Великобритании, с американскими Школами лётчиков-испытателей ВВС (на авиабазе Эдвардс, Калифорния) и ВМС (в испытательном центре Патуксент-Ривер, Мэриленд)… именно там мы подружились с американским палубным пилотом Бэрри Уилмором. Нас очень сильно сблизило одно непредвиденное обстоятельство:
Автору за годы неисчислимых загран.миссий к тому моменту стало уже привычным по-нашенски «халявское» поведение окружающих соучастников: старшие начальники, ссылаясь на свою важность, гнушались снисходить до элементарных организационных моментов, коллеги-пилоты вообще не желали низводить до них свою элитную «белую кость», а менеджеры среднего звена (за редким исключением) тупо кивали на недостаточное знание английского языка, профессиональной лётной терминологии и т.д., и т.п… Как результат – приходилось, помимо самих полётов, неестественно много ещё чего выполнять самому, не рассчитывая ни на чью помощь… особенно на ответственных финальных этапах организации и выполнения совместных программ.
После того, как у нас на базе ЛИИ в 1993 году отлетала очередная делегация американских испытателей, мы начали готовить свои ответные визиты в США и Европейские страны – и на симпозиумы международной Ассоциации экспериментальных лётчиков-испытателей (Society of Experimental Test Pilots - SETP), и для совместных полётов в европейском и американском небе. Нам с молодыми ведущими специалистами Димой Шулеповым и Васей Ахрамеевым приходилось утопать в бесконечных факсах, звонках, переговорах с посольскими работниками и пр… И вот, наконец, мы прилетели в Вашингтон, откуда нашу делегацию сразу повезли в штат Мэриленд на центральную испытательную базу авиации ВМС США Патуксент-Ривер. Насколько же поразило то, что и с их американской стороны картина оказалась довольно похожей: вся полнота организационной работы (от отелей, сортиров и кейтэрингов – до организации и выполнения самых сложных полётов) по большей части держалась на энтузиазме отнюдь не какого-нибудь директора и/или начальника, и уж тем более не на «эффективных менеджерах»… а на доброй воле точно такого же (отнюдь не самого старшего) любознательного и энергичного пилотяги – капитана Бэрри Уилмора.
Мы много и сложно полетали на различных типах самолётов и вертолётов, искренне подружились. Бэрри сам из Теннесси, воспитан в потрясающе консервативных строгих правилах – при всей его лихости и энергичности, его никогда невозможно было склонить ни к малейшему послаблению в «развлекательном» смысле: он всегда был очень спортивен, совсем не употреблял алкоголь… ни говоря уж про курение. Уже к тому моменту он имел в активе более 600 (шестисот!) палубных посадок, в том числе при выполнении боевых заданий… Не скрывая, он искренне делился своей мечтой: стать астронавтом и совершать космические полёты! Раз за разом он вполне успешно сдавал тесты и проходил отбор в NASA – но то однажды его не приняли потому, что политически был необходим астронавт иной расы, то в другой раз нужна была космическая фемина… Ну вот как тут не отчаяться простому парню – что он обычный здоровый белый американец, а не чёрный, жёлтый, голубой и пр.?!
Справедливость всё-таки восторжествовала – Бэрри поступил в астронавты с третьей попытки в 2000 году и в 2009-м совершил свой первый космический полёт на Спейс-шаттле «Атлантис»!
Но поначалу его особые орбитальные миссии не входили в число совместных российско-американских программ, и у нас всё никак не появлялось возможности по-новой пересечься. Но вот – радость! Официально объявлено о составе экипажа космического корабля «Союз ТМА-14М» для орбитального полёта на Международную космическую станцию МКС-41/42: российские космонавты Александр Самокутяев, Елена Серова и американский астронавт NASA Бэрри Уилмор. Успешный старт состоялся 26 сентября 2014 года.
На этапе подготовки, конечно же, влезать с личными вопросами было непозволительно – приходилось ограничиваться лишь многочисленными приветами через ближайших друзей-космонавтов. После старта на протяжении всего их полугодового полёта с волнением всматривался в каждый репортаж с орбиты, с нетерпением ждал возвращения космического экипажа на Землю (совершенно не обращая на ей-грешной внимание на перенапрягавшееся в верхах агрессивное политиканство)… и – вдруг!
12 марта 2015 года по российским федеральным телеканалам показали обычный репортаж с места штатной посадки спускаемого аппарата российского космического корабля «Союз», о первых минутах встречи на Земле вернувшихся с орбиты космонавтов. Волнующе! Но почему их только двое – наших, не могли же они напару улететь в 3-х местном корабле?... А где же Бэрри – его на орбите что ли оставили? Оказалось всё грустно и мерзко: нашенским теле-пропагандистам было дано указание так снимать космический корабль, чтобы американского астронавта в телерепортаже даже не проскочило в кадре – как будто его вообще там не было… Как будто не существовало его, как будто не бывало всех тех полётов, как будто нет никакой дружбы?!
Поневоле задаёшься вопросом: а с нынешней пропагандистской точки зрения – быть может и меня самого вовсе «не было»???
2008. КЕНТ ЮИНГ (Kent "Eagle" Ewing)
- далее по ранее написанной сцылочке http://garnaev.livejournal.com/41049.html
Subscribe

  • Прошу i-net-помощи !… HELP!!!

    Прошёл =1 месяц с даты, указанной на данной фотокопии, неведомо как получившей общедоступное распространение по канал-мессенджерам и частным постам в…

  • 4 апреля 1984 года… катастрофа МиГ-31 Федотов-Зайцев

    📖 страницы из книги 📚 Настала очередь писать об Александре Васильевиче Федотове. Писать трудно… В поминальных речах существует обычный стереотип:…

  • Домбай - 2021

    Папин-дедушкин горнолыжный выводок: ГАРНАЕВЫ дочка Маша, сын Ярослав, внучка Ксюня (дочка сына Юры), дочка Соня, сын Серёжа !!! На склоне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Прошу i-net-помощи !… HELP!!!

    Прошёл =1 месяц с даты, указанной на данной фотокопии, неведомо как получившей общедоступное распространение по канал-мессенджерам и частным постам в…

  • 4 апреля 1984 года… катастрофа МиГ-31 Федотов-Зайцев

    📖 страницы из книги 📚 Настала очередь писать об Александре Васильевиче Федотове. Писать трудно… В поминальных речах существует обычный стереотип:…

  • Домбай - 2021

    Папин-дедушкин горнолыжный выводок: ГАРНАЕВЫ дочка Маша, сын Ярослав, внучка Ксюня (дочка сына Юры), дочка Соня, сын Серёжа !!! На склоне…