garnaev (garnaev) wrote,
garnaev
garnaev

Categories:

К ЮБИЛЕЮ ЛИИ-80: КВОЧУР. ПИЦ

📖 страницы из книги 📚 КВОЧУР. ПИЦ
– эти два слова, стоящие в заголовке, поддаются исчерпывающей расшифровке с большим трудом… по-любому: неточно и неполно, как ни старайся!
Анатолий Квочур – это не только создатель организации «ПИЦ» и более четверти века, как её бессменный лидер. Он – уникальное явление, генерирующее множество нестандартных идей и, при кажущейся изначально фантастичности, конкретно воплощающий их в жизнь. Это – Личность, оказавшая существенное влияние и на ход событий вокруг, и на судьбы многих людей (в том числе лично мою…)
Созданный нами «Пилотажно-исследовательский Центр» (ПИЦ) – это не просто дочернее предприятие ЛИИ, имеющее ту или иную организационно-правовую форму и историю. Учреждение его в 1996 году было мелко-заметным переоформлением всей многогранной работы, которую мы непрерывно вели до того много лет: начиная и с нашего совместного испытательного труда с Анатолием Квочуром в ОКБ «МиГ», и с нашей кипучей творческой деятельности вместе с Дмитрием Шулеповым (Светлая память!) в стенах МФТИ, ЛИИ, «Крыльев России».
В момент образования ПИЦ в 1996 году мне изначально было поручено возглавить как генеральному директору созданное нами предприятие, и, безудержно воплощая единой командой наши бурные идеи, мы стремительно пошли в рост. Многотипный парк воздушных судов, привлекавшихся в разное время для наших научно-исследовательских, методических и инструкторских работ, переваливал за дюжину единиц:
– Су-24, Су-27, Су-30, МиГ-27, МиГ-29, МиГ-31,
Ил-76, Ил-78, L-39, Як-40 …
Но тогда мне, как прежде всего командиру отряда № 1 лётчиков-испытателей ЛИИ, в этом вале работы было необходимо сконцентрироваться на летании во всей его полноте и сложности – а потому административный пост генерального директора передал Николаю Ивановичу Москвителеву. Этот уникальный Человек был нашим Хранителем и Вдохновителем! Вполне логичным его преемником на посту Главы предприятия затем стал мудрый и опытный директор Дмитрий Шулепов.
Говорить о людях ПИЦа не сложно, а приятно… но слишком долго – даже простое их перечисление переполнит объём данной публикации. Вместе с доблестными лётчиками-испытателями Владимиром Логиновским, Александром Павловым, Владимиром Бирюковым, Александром Костюком, Сергеем Коростиевым – нас прочно связали и сложная работа, и крепкая дружба, и много драматично пережитого. Хочется поклониться всему самоотверженному инженерно-техническому составу в лице потрясающе преданного своему делу Дмитрия Ивановича Тинькова… точно так же, как и выразить искреннюю признательность всем ведущим инженерам и конструкторам, воплощённым в памяти о буквально горевшем на работе Александре Смотрине.
Со стороны могло бы показаться, что нашей основной задачей было выполнение по всему Земному шару уникальных лётных демонстраций?!… Это – не совсем так, не только: исполняя самые сложнейшие маневры, которые только вообще подлежали демонстрационным показам, перелетая группой по десятку и более лётных часов с многочисленными дозаправками в воздухе по всем земным широтам (от арктического заполярья до жарких тропиков), мы «волокли» с собой в комплексе кучу научно-исследовательских работ (НИР) и по навигации, и по продлению ресурсов планеров и силовых установок, и медико-физиологических…
Тот опыт стал бесценным и для иностранных партнёров, и для российского оборонного комплекса. К примеру, мы не только в теории – но и на собственной лётной практике доказали, что сверхдальние рейды наших стратегических бомбардировщиков «за угол» – вовсе не «билет в один конец»: наши наработки позволили в реальных полётах выходить истребителям с заданным упреждением на рубежи стратегических пусков для обеспечения боевого прикрытия отечественной дальней авиации.
Разумеется, свой уникальный опыт мы широко использовали в совместных программах испытаний с разными авиастроительными предприятиями и Министерством обороны – в частности, с Иркутским авиационным производственным объединением по комплексу модернизации Су-30 и др., многопланово обучали-инструкторили лётный состав в войсках: и уникальному демонстрационному пилотажу, и «экзотическому» маневрированию, сваливаниям-штопорам, дозаправке в воздухе, обеспечивали лидирование в обеспечение международных полётов смешанных групп.
Конечно же, столь многообразная наша деятельность несла уникальные возможности для демонстрации отечественной техники зарубежным заказчикам. Далеко не единственный, но по-своему значимый пример – наше участие в авиационно-морских салонах “LiMA” (Langkawi International Maritime and Aerospace) на острове Лангкави в Малайзии. Там в 1999 году на нашу экспозицию приехал премьер-министр Малайзийского государства доктор Махатхир Мохамад столь неожиданно, что рядом не оказалось ни единого представителя «Росвооружения», ни даже первого руководства предприятия. В этой ситуации мы с Анатолием Квочуром мгновенно отмобилизовали весь состав нашей группы на выполнение особо важной спец.демонстрации главе правительства Малайзии – Толя блестяще слетал, а мне аж 1,5 (полтора) часа довелось комментировать и давать многочисленные пояснения. Итог: российско-малайзийская сделка более, чем на миллиард (!) долларов по поставке восемнадцати машин Су-30 с расширенными комплектами вооружения.
«И смех, и грех» были наши «по-быстрому» лётные демонстрации на европейских авиашоу – на которых мы оттачивали и поддерживали пилотажные навыки, сами слегка пиарились и заодно подзарабатывали. Используя наш постоянно растущий опыт, мы неуклонно стремились в таких залётах минимизировать прямые расходы и максимизировать количество платных выступлений по Европе. Результаты невероятны – наши с Володей Логиновским на Су-30 практические рекорды: по =3 (три!) лётных показа на разных европейских аэродромах (и даже в разных странах) в одном вылете (беспосадочно); =5 (пять!) лётных демонстраций за один уик-энд (и всё это – без никакого технического и иного сопровождения, всё летание-обслуживание только силами самих пилотов)! А в воскресный вечер (в крайнем случае – в понедельник с утра) уже нужно было мчаться обратно на базовый аэродром в Жуковский, чтобы не ругали по основному месту работы в ЛИИ…
В огромном объёме проведённых научно-исследовательских работ – наша работа в ПИЦе дала, помимо прямых результатов, и массу иной информации: это и потенциал по продлениям ресурсов, и выявление дополнительных возможностей по ремонтопригодности техники.
Увы… выполнение столь сложных задач не могло обойтись и без острых происшествий в воздухе! Но нам, даже оказываясь в полётах неожиданно вне границ всех представимых норм безопасности, всегда удавалось сохранять дорогую авиатехнику (мы никогда не понесли безвозвратных потерь), а главное: привозить из аварийных ситуаций на землю в целости не только сами летательные аппараты – но и достоверно выявлявшиеся причины неожиданных отказов, конструктивно-производственные недостатки. Всё это позволяло затем разработчикам и производителям вносить ценные изменения в конструкции самолётов.
Для меня ПИЦ – это целая эпоха … это отдельная, ни на что не похожая Жизнь!
Благодарю Вас, Друзья!

Subscribe

  • Прошу i-net-помощи !… HELP!!!

    Прошёл =1 месяц с даты, указанной на данной фотокопии, неведомо как получившей общедоступное распространение по канал-мессенджерам и частным постам в…

  • 4 апреля 1984 года… катастрофа МиГ-31 Федотов-Зайцев

    📖 страницы из книги 📚 Настала очередь писать об Александре Васильевиче Федотове. Писать трудно… В поминальных речах существует обычный стереотип:…

  • Домбай - 2021

    Папин-дедушкин горнолыжный выводок: ГАРНАЕВЫ дочка Маша, сын Ярослав, внучка Ксюня (дочка сына Юры), дочка Соня, сын Серёжа !!! На склоне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment